Дмитрий Кулиш: «Компании, которые просто говорят «мы запишем пациентские данные в блокчейн и это повысит эффективность здравоохранения», обречены на провал».

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (73 оценок, среднее: 4,00 из 5)
Загрузка...
  • Вокруг регулирования рынка ICO много споров. Какова ваша позиция?

— Я за то, чтобы отрасль ICO зарегулировали и некоторых показательно посадили за мошенничество. Только тогда крипто-рынок приблизится к цивилизованным правилам ведения бизнеса. В противном случае он взорвёт сам себя из-за заложенной в него безнаказанности. Ведь в ICO и в крипту идут люди, бегущие от любых посредников и регуляторов, да и вообще любой идентификации, а значит и ответственности. В крипте они получают полную свободу, но с ней и полную безнаказанность. На рынке на удивление много ICO, которые просто собирают деньги с населения не только без надежды на окупаемость, но даже без такого намерения. Слава богу, сейчас рынок упал. Пока биткоин стоил 20 тысяч, с криптолюдьми было просто таки страшно разговаривать: среди них постоянно виднелись нарушители закона и помешанные. Сейчас крипто-рынок просел и душевное здоровье его обитателей повысилось, но по-прежнему часто встречаются те, кто считает доход от ICO своей прибылью и забывают, что они должны вдвое больше отдать бэкерам. Для таких надо срочно завести хорошие законы.

— Когда и как вы узнали об ICO?

— Начнем с того, что я учился в США с несколькими ключевыми деятелями мирового биткойна. Много лет слышал от них рассказы, как это здорово. Свой первый биткойн я купил, чтобы позабавиться, как фантик и ни на секунду не верил, что когда-нибудь он вырастет.

Летом прошлого года меня привлекли как эдвайзера в два проекта ICO. Я по-прежнему не верил, что это всерьёз и сразу честно людям сказал, что не могу понять потенциал криптовалют и присоединяюсь к проектам только потому, что смогу принести пользу как эксперт в здравоохранении и фармацевтике. А все эти токены, блокчейны — это не моё.

И вот только когда я углубился в эту тему, я, наконец, осознал всю значимость блокчейна и токенизации. Я увидел ту грань, на которой эти технологии уже приносят огромную пользу, но ещё не становятся миражом или азартной игрой. Сейчас делаю два собственных блокчейн-проекта. О них на конференции расскажу в деталях.

— А вы делаете эти проекты в рамках Сколтеха или самостоятельно?

Сколтех, будучи крупной солидной организацией, не занимается маленькими рискованными играми. У нас уже сейчас есть два больших проекта по цифровому здравоохранению, но в обоих проектах принято осознанное решение не связываться с блокчейном, пока он себя не доказал. Хотя студентам мы, конечно, блокчейн активно преподаём и пропагандируем. Так что в будущем я, безусловно, надеюсь развивать блокчейн-проекты в рамках Сколтеха, но в настоящей момент блокчейн до этого ещё не дорос.

 

— Сейчас наиболее известный из всех медицинских ICO — Medicalchain. Считаете ли вы, что эта система действительно позволит докторам  иметь доступ к единой актуальной версии медицинской карточки?

—  Компании, которые просто говорят «мы запишем пациентские данные в блокчейн и это повысит эффективность здравоохранения», обречены на провал. Блокчейн-решения не помогут ни одной проблеме современного здравоохранения. Самая модная проблема – анонимный обмен пациентскими данными, легко решается в криптованном облаке без всякого блокчейна. Такие решения существуют уже более 10 лет и их пытаются навязать врачам, но они отказываются, потому что им это не надо. Врачи не хотят и не будут делиться данными своих пациентов, потому что для них это как дополнительная трудозатрата без очевидной выгоды, так и  прямая потеря конкурентных преимуществ и хлебных рынков. К сожалению, Medicalchain именно это продает. И это плохая новость. Хорошая — в том, что их команда весьма профессиональна. Поэтому для Medicalchain у меня прогноз хороший – года через два они поймут, что общий подход не работает и найдут нишу, в которой они начнут отстраивать свою систему. У них на это хватит денег и профессионализма. А вот у многих других ICO, говорящих ровно те же слова, не хватит. Они просто исчезнут как бабочки поздним летом.

— Почему же блокчейн не принесёт пользу? Человек сможет перемещаться между клиниками и не носить с собой бумажную карту пациента.

— Большинство пациентов, всерьёз занимающихся своим здоровьем, уже давно не носит никакие бумажные карты. Они носят флешки или просто хранят данные на сервере и открывают их врачу. Главная задача пациента – заставить врача выдать ему файл и вот эта задача сейчас решается крайне сложно, потому что врачу невыгодно отдавать такую ценную информацию конкурентам, либо просто недосуг заниматься вместе с пациентом переписыванием файла с прибора на диск. У врача же каждая минута на счету.

Чтобы блокчейн в медицине начал работать и приносить пользу, пациент должен сказать врачам: «Товарищи, я больше не буду давать вам свои данные, я буду записывать их в блокчейн, и я буду давать свой ключ только тем докторам, которые вызывают у меня доверие». Вот это единственный способ внедрить блокчейн в медицину.

Ещё такие же слова может сказать государство, но в пациента я верю больше.

Здравоохранение уже 15 лет сопротивляется подключению к облачным сервисам. Из чего я делаю вывод, что еще 15 лет оно будет сопротивляться переходу на блокчейн. И единственный выход блокчейнизовать здравоохранение — начинать с пациентских приложений, когда пациенты свои данные не будут давать доктору, отчего доктора обалдеют. А пациенты будут записывать их в блокчейн, а потом, так и быть, отдавать тем докторам, которых они выбрали. Если врачи будут отказываться работать с блокчейном, то их будет выбирать всё меньше пациентов и в какой-то момент, наконец, случится блокчейн-революция.

— Вы только что говорили, что блокчейн не приносит пользы, так зачем же тогда пациент будет так за него бороться?

— Да-да, вот мы, наконец, пришли к той ключевой и почти единственной пользе, которую блокчейн принесёт здравоохранению. Это повышение доверия, основанное на том факте, что блокчейн нельзя подправить задним числом. Низкое доверие – ключевая проблема современного здравоохранения. Пациент понимает, что никто не мотивирован сказать ему правду о том, какой на самом деле эффект на человека имеет та или иная таблетка. Эта правда не нужна ни государству, ни врачу, а уж тем более небедному производителю таблетки. Государственной системе пациент не верит, подозревая её в ангажированности и коррумпированности. Происходит трагедия переключения пациентов от честных профессиональных врачей к знахарям и гомеопатам, которые уверенно доводят пациента до могилы и точно так же никому об этом не рассказывают. Сплошные замкнутые круги.

А вот если мы запишем все таблетки, которые пациент принимал, в блокчейн, а через два года посмотрим на его здоровье, то смухлевать никому не удастся. Быстро станет понятно, у кого надо лечиться – у участкового врача или у знахаря-гомеопата. Когда этот механизм заработает,  пациенты блокчейнизуют всё здравоохранение с необычайной легкостью и скоростью.

— Какие ICO в медицине вы бы выделили?

Я бы не хотел называть конкретные имена, но с удовольствием отмечаю три ключевых направления блокчейнизации личных данных пациента, которые находятся на острие революции.

Во-первых, это хранение личной геномной информации. Сегодня бизнес геномных компаний состоит в перепродаже данных геномов людей, которые к ним приходят. А сейчас появилось несколько ICO, которые позволяют пациенту записать свой геном в криптованное облако, а ключик положить в блокчейн. Такой пациент получает власть над своим геномом и сможет его не только надёжно хранить и изучать, но и продавать.

Вторая большая тема — это запись данных с фитнес-трекеров и прочих носимых мониторов. Эти данные имеют огромную диагностическую и аналитическую ценность и пишутся туда же, куда мы только что записали геном. И опять же, всем владеют люди, которые эти данные «набегали».

Третья группа ICO связана с диагностикой. Если пациент оставляет результаты своего диагностического теста у врача, то они могут потеряться. Если он уносит их с собой, то могут решить, что он в них что-то исказил. А если результаты диагностики пишутся в блокчейн, а потом туда же пишется клиническая история пациента, то случается несколько технологических чудес. Во-первых, пациент даёт доступ к этим данным тем врачам, которые вызывают у него доверие. Во-вторых, исполнитель и производитель теста абсолютно анонимно демонстрируют, работает его тест или нет. В-третьих, плательщики здравоохранения видят, за что надо платить, а за что не надо.

В эти три направления я верю. Те, кто обещают записать все здравоохранение в блокчейн, просто говорят общие слова. Блокчейн не нужен для записи всего здравоохранения. Блокчейн нужен только для конкретного, нишевого, отслеживания истории лечения.

— В своих интервью вы неоднократно поднимали тему токенизации клинических исследований. Почему вы считаете, что эта тема имеет потенциал?

— Клинические испытания — боль инновационной медицины, в которой есть три главные роли: разработчик, который тратит десятилетия жизни на то, чтобы придумать новый метод лечения, пациент, который умрет, если его не вылечат, и, конечно, врач, который лечит.

 

Не хочется обижать врачей, но экономику никто не отменял и она по-прежнему рулит миром. У врача есть огромная экономическая мотивация встать шлагбаумом между разработчиком и пациентом и собирать плату за проезд. За последние 50 лет появилось множество оптимизированных методов сбора платы. Очень большая плата собирается в процессе клинических испытаний. Поверьте, я не умаляю роль врачей – она огромна и необходима. Но если проложить хоть какой-нибудь мостик от разработчика прямо к пациенту и обратно, то клинические испытания станут значительно эффективнее и хорошие лекарства будут разрабатываться быстрее.

В чем основная проблема клинических испытаний сегодня? Снова в том, что никто никому не верит. Доктор Хаус хладнокровно объяснил: «Все врут». Сначала врет пациент, который говорит врачу, что у него болит голова, потом врет врач, когда пишет, что у пациента голова прошла, потом врет правительственный чиновник, который подписывает сочинения пациента и врача без проверки. Для предотвращения этого группового обмана сейчас создана огромная сложнейшая сфера взаимопроверки, аудитов, регуляторики, которая, соответственно, продолжает дорожать. Вот тут-то и проявляется снова сила блокчейна. Если весь процесс клинических испытаний записать в блокчейн, то доверия к системе становится больше. Аудиторов нужно гораздо меньше. И поэтому мысль записать клинические испытания в блокчейн сейчас витает у половины медицинского сообщества.

— А что же такое токенизация клинических испытаний?

— Мы записываем в блокчейн состояние пациента до принятия таблетки и после принятия таблетки. Также мы записываем в блокчейн характеристики таблетки и массу другой важной информации. Так вот, если в этом блокчейне выпустит токен на будущую поставку вот этой самой таблетки после того как она закончит вот эти самые клинические испытания, то наступает чудо токенизации – это и есть тот самый мостик от пациента к разработчику. Если пациент покупает у разработчика токен на будущую таблетку, разработчик более эффективно финансирует клинические испытания и вся система становится более эффективной.

У токенизации клинических испытаний есть уникальный законодательный аспект. В США уже выпущено разьяснение, что нельзя выпускать токен на несуществующий продукт. Если вы выпускаете токен на продукт, который ещё находится в разработке, и при этом не регистрируете этот токен как эмиссию ценной бумаги рискованного проекта, то вы серьёзно нарушаете закон США и балансируете на грани ареста. Так вот, с точки зрения мирового законодательства, таблетка, которая одобрена для клинических испытаний – это уже готовый продукт. Иначе бы её не разрешили к употреблению живыми людьми. Таким образом, токенизировать разработку двигателей внутреннего сгорания вряд ли удастся, а вот токенизировать клинические испытания, похоже, вполне возможно! Сейчас несколько групп в мире пытаются убедить людей и правительства, что это работает.

Как только они это докажут, у нас откроется новая эра фармацевтических ICO. Она будет огромная, многомиллиардная и она сотрясет всю отрасль, и вот это суть моего доклада на ближайшем ICO Summit Kazan (ссылка https://www.icosummitkazan.com/ru-ico-summit-kazan.html) : мы сейчас стоим на пороге революции, отдельные революционеры уже штурмуют Бастилию. Наше дело сейчас — внимательно следить за тем, не убьют ли их на пороге Бастилии, а с другой стороны готовить себя к такому же подвигу, если им разрешат.

— Когда вам предлагают участие в очередном ICO, на что вы обращаете внимание? В какие проекты вы пойдете работать, а в какие нет?

— Я не принимаю решение лишь по одному параметру. Параметров всегда несколько и они взаимодополняющие.

Я не пойду работать с проектами, где вижу безбашенное желание сначала собрать монеты, а потом разобрать, что мы с ними делаем. Там, где нет технологической основы.

Я не включусь в работу, если вижу очень низкую энергетику команды. Такая грусть случается, когда собираются вместе профессионалы, понимающие, что и как надо делать, но уверенные, что кто-то должен сам прийти и насыпать им денег в тарелку с голубой каемкой. А они, в свою очередь, их распилят, и потом, может быть, начнется работа.

Я всегда с радостью иду в стартапы, где с первого дня вижу как сильную энергетику на уровне команды, так и профессионализм. Как в области организационного строительства, так и в области предлагаемого сервиса или продукта. Пилот очень часто важнее истребителя.

Читать на Prime RSS. Prime RSS - Крупнейший каталог блогов, новостных лент и RSS LiveRSS: Каталог русскоязычных RSS-каналов
Рейтинг@Mail.ru